» Футбол » Личности в истории футбола
 

  Личности в истории футбола

Автор публикации: Admin Просмотров: 8719 Добавлен: 2-11-2013, 20:56 Комментарии: 0

Его Величество, принц советского футбола Валерий Воронин
Видео:

Валерий Воронин. Звезда и смерть великого футболиста.
Каким стоит помнить Воронина? Пожалуй, величайшим, неординарным, потрясающим футболистом, способным на многое и дотянувшимся почти до самых звёзд.
Личности в истории футбола
Всю жизнь он старался быть лучшим и кропотливо работал на себя и команду. Именно таким людям предстоит выдерживать самые сильнейшие удары судьбы...
В истории спорта встечаются личности, жизнь которых судьба разломила на две трагически контрастные половины - к таковым относится и жизнь Воронина. Первая, блестящая ее часть, в которой было все: красавица жена из театральной семьи, достаток символизируемый буднично выложенной к обеду палкой знаково дефицитной тогда твердокопченой колбасы — наверняка чуть не силком всученной кумиру каким-нибудь восторженным завмагом), широчайшие известность и почитание, голливудская внешность и, главное, футбол, в котором Воронин был асом. Этот ряд можно разворачивать дальше, но лишь для того, чтобы констатировать в итоге: фаворит разом лишился всего.
Хлесткое слово редко бывает абсолютным, как без ремарки вышло бы и у нас: нелишне уточнить, что баловень судьбы был большим трудягой, да и процесс крушения имел определенную протяженность во времени, что в общей сути ничего не меняет. Из кумиров он канул в забвение и ненужность, отягощенный настолько, что ранняя смерть явилась скорее избавлением.

***
Самый сильный на футбольном поле - самый слабый вне его, в обычной жизни.
Эдуард Стрельцов
Видео:

Футболист Стрельцов
Эдуарда Стрельцова недаром называют одним из лучших советских футболистов в истории.
В 17 лет он дебютировал в сборной, в 18 лет стал лучшим бомбардиром чемпионата СССР, а в 19 — Олимпийским чемпионом. Центрфорварду сборной и московского "Торпедо" трибуны аплодировали стоя.


Личности в истории футбола
Eduard Streltsov
Эдуард Стрельцов родился 21 июля 1937 года в Московской области, в посёлке Перово (теперь это район Москвы). Его мама Софья Фроловна была родом из Рязанской области, из крестьян. Пережив инфаркт, она получила инвалидность, и чтобы помочь ей, Эдик после семилетки пошел работать слесарем-лекальщиком.

«Он у меня очень добрый, внимательный, - рассказывала Софья Фроловна - Наверное, сама жизнь сделала его таким. Никогда не забуду тот вечер. Эдику было лет двенадцать. Начинало смеркаться, а он все гонял во дворе мяч с ребятами. Зову его: «Поздно уже, иди домой». Пошел. На ходу спрашивает: «Мама, кушать есть?». Что ответить? Ком застрял в горле... Он остановился, уставился в меня голодными глазами. А у меня слезы: «Нет, сыночек... И жмых кончился». Так и лег спать голодный. А я себе места не нахожу. Вышла во двор, села на лавочку и плачу. Соседка из другого подъезда увидела меня, посочувствовала, и принесла кусок хлеба и пять рублей. Вернулась домой, разбудила сына и даю ему хлеб. А он: «Мама, ешь сама. Ты болеешь - тебе нужнее». Когда я отказалась, он предложил: «Давай тогда пополам...»

Воспитанник команды московского завода «Фрезер».
Талант Эдуарда Стрельцова с самого начала попал в благодатную почву. Судьба свела одаренного мальчика из Перова с директором стадиона завода «Фрезер» Зайцевым, который занимался с ребятишками, пока не было детского тренера по футболу. Зайцев однажды подарил Эдику новые бутсы, которые по тем временам считались настоящей роскошью.
Личности в истории футбола
В 16 лет Эдуард Стрельцов стал игроком московского «Торпедо», где и играл всю свою футбольную карьеру на позиции нападающего. В чемпионатах СССР провёл 222 матча и забил 99 голов.

Футбольный талант Стрельцова очень рано раскрылся. В 17 лет дебютировал в сборной СССР, сделав в первых двух матчах по хет-трику, в 18 лет стал лучшим бомбардиром чемпионата СССР, а в 19 — Олимпийским чемпионом.

Пожалуй, в истории советского футбола, да и российского тоже, не было игрока, более любимого народом, чем Эдуард Стрельцов.
Олимпийский чемпион Мельбурна, центрфорвард сборной и "Торпедо", чего стоил один только пас пяткой "по-стрельцовски". Трибуны аплодировали ему стоя. Многие до сих пор пытаются сравнивать Стрельцова с Пеле. Но это все равно, что сравнивать работы двух великих мастеров живописи - к примеру, Саврасова и Гогена. Тем более что футболистам так и не довелось встретиться на поле. Некоторые специалисты считают, что волей судьбы несчастье, случившееся со Стрельцовым, освободило совсем еще юному Пеле путь к футбольному Олимпу.
Видео:
Легендарная "пяточка" Стрельцова

Карьера Стрельцова прервалась как раз перед чемпионатом мира в Швеции, где могла бы состояться дуэль двух зарождающихся звезд...
27 мая 1958 года, незадолго до начала чемпионата мира, 21-летний Стрельцов был арестован по обвинению в изнасиловании вместе с другими игроками сборной — Борисом Татушиным и Михаилом Огоньковым. Дело содержало много противоречий и имело недостаточное количество доказательств вины Стрельцова, но обвинение было поддержано указаниями «сверху». По разным версиям, причиной преследования Стрельцова могли стать его отказ перейти в связанные с силовыми структурами клубы ЦСК МО и «Динамо», намерение Стрельцова остаться после чемпионата мира в Швеции, отказ жениться на дочери Екатерины Фурцевой, решение провести показательную расправу с «зарвавшимся» кумиром молодёжи. Последняя версия представляется наиболее правдоподобной. Стрельцов был приговорён к 12 годам лишения свободы (дело в отношении Татушина и Огонькова было прекращено). 4 февраля 1963 года было принято решение о досрочном освобождении.
После освобождения Эдуард Стрельцов работал на ЗИЛе и учился во ВТУЗе. В 1965 году ему разрешили вернуться в большой футбол. В том же году Стрельцов помог «Торпедо» выиграть чемпионат СССР и стал вопрос возвращения в сборную СССР. Главный тренер которой Николай Морозов хотел видеть Эдуарда Стрельцова в составе команды, готовившейся к чемпионату мира в Англии в 1966 году. Но в ситуации со сборной долгое время не мог помочь никто: КГБ не выпускал Стрельцова за границу. Все попытки «пробить» Стрельцова в Англию завершились безуспешно. В сборной он появился только после чемпионата мира: первым московским матчем стал матч с турками, первым выездным — 1 ноября 1966 года — в Милане против итальянцев. Всего же за сборную Союза Эдуард Стрельцов сыграл 38 матчей и забил в них 24 мяча — очень высокий коэффициент результативности.

В 1967 и 1968 годах Стрельцова дважды подряд признавали лучшим футболистом страны. В 1968 году команда «Торпедо» выиграла Кубок СССР, причем единственный гол был забит после паса пяткой, который Стрельцов выдал партнеру по нападению Юрию Савченко.

Последний гол в своей футбольной карьере, как и первый, Эдуард Стрельцов забил в ворота того же тбилисского «Динамо». Случилось это 16 октября 1968 года.
Личности в истории футбола
Дата смерти: 22.07.1990 года

***
Футбол для нее сводился к одному имени - Стрельцов. На поле она видела только его. Вокруг говорили: он гений. А ведь этот гений - ее муж. С какой же гордостью носила она его фамилию! Эта фамилия стала ее проклятием на всю жизнь...Он слишком быстро превратился в звезду из робкого паренька. Его обожали, на него молились, а в ее душу закрадывался страх. Талант сжигал его: успех заставлял погружаться в объятия поклонников. До самого дня. Он погибал на ее глазах... Неужели он никогда не станет прежним? Алла Николаевна стала бояться слова "футбол"...
Личности в истории футбола
О жизни Эдуарда Cтрельцова вне футбола вспоминает первая жена футболиста Алла Николаевна Стрельцова .

Алла и Эдик.
Они встретились на веранде в Липовом парке. Трогательные танцульки середины 50-х... Ее кружили, она порхала, а он робел, подпирая ограду. Им обоим было тогда по восемнадцать.

- До чего же он был неловок, когда выходил на площадку! Помню, как осторожно мы танцевали. У него был на редкость приятный голос, завораживающий. Я сразу влюбилась. Хотя вовсе не рассчитывала, что займу особое место среди его мимолетных увлечений. Но я появилась надолго...
- говорит Алла Николаевна.

Она живет в пяти минутах ходьбы от стадиона его имени. Но из ее окон стадиона не видно. Двор-колодец. Омут ее воспоминаний, страстей и боли.

Квартира оказалась удивительно уютной. После каблуков так приятно было надеть мягкие тапочки, почувствовать, что меня здесь действительно ждали. Стол на кухне был накрыт и аккуратно сервирован... Не хватало только пепельницы.

Почему-то я была уверена, что хозяйка курит. Может, потому, что это характерное кредо женщин с трудной судьбой. Есть даже какой-то особый шарм в том, как они затягиваются сигаретой, как выдыхают вместе с дымом накопившуюся горечь...

- Это не мое лекарство, - сказала она. - Я курю исключительно для собственного удовольствия, а вовсе не из-за нервов...

- До чего странно, вы столько пережили, а глаза у вас счастливые...

Она не стала отвечать. Улыбнулась. Что-то мешало начать разговор, ради которого мы встретились. И вдруг...
- Знаете, у Эдика был удивительно красивый рот - мягкий, пухлый. У нашей дочки Милки почти такой же... - задумалась, может, вспоминала первый поцелуй... Вдруг резко взрыхлила яркую седину, не травленую краской. Очнулась... - Хотя у Милы линия губ все же не такая мягкая. Дочка и сама с каждым годом становится жестче...

- Может, так и не простила отца?

- Его все всегда прощали. Слишком любили...

- Вспоминаю, как мы начали встречаться. Эдик просто задарил меня. Привозил сумочки, блузки, духи и кучу разной помады, хотя терпеть не мог, когда я красилась... А однажды подарил перчатки. Роскошные кожаные перчатки, красные. Они были до того хороши, что я даже спросила: "А разве их нужно носить?"

Эдик относился ко мне до того бережно, что я в жизни не ждала от него агрессии. Полтора года мы мило ходили за ручку. Наконец он не выдержал. Стал настаивать на свадьбе. Я согласилась, и мы решили пожениться сразу после мельбурнской Олимпиады, в январе 1957 года. Я тогда специально взяла на работе двухнедельный отпуск ради медового месяца. Все футболисты нас поздравили уже заранее, и мы поехали отмечать помолвку к близкому другу Эдика, вратарю Алику Денисенко, и тогда мы впервые остались вместе на ночь...

На следующий день Эдик исчез. Представляете? Больше он ко мне не приходил...

Через два месяца начальник на работе шепотом позвал меня к телефону: "Кажется, это мама Стрельцова..." Я не поверила. И вдруг действительно услышала в трубке голос Софьи Фроловны: "Алла, тебя Эдик на балет хочет пригласить, пойдешь?" - "А он, что же, сам не мог позвонить?" - Так он вот рядом топчется..." Потом было долгое молчание. Наконец Эдик решился: "Алла, ну пожалуйста, приезжай!"
Вот уж когда я всю его ненавистную помаду себе на губы намазала. Плюс еще шляпку идиотскую канареечную нацепила. И пошли мы на балет. Эдик все время что-то бубнил, потом проводил меня домой, а в подъезде кинулся целовать. Не тут-то было. Он как раз собирался куда-то улетать, кажется, в Куйбышев. Ну, я ему и пожелала: "Счастливых полетов!"

Вскоре я получила от него первое письмо. Никогда бы он не смог так красиво, так искренне признаться в любви на словах. Он прислал мне еще восемь таких же чудных писем...

Потом, когда его посадили, я все их порвала...
..............................................
Отрывок из фельетона "Звездная болезнь", автор Семен Нариньяни: "В прошлое воскресенье какие-то новоявленные купчики не то из "Скупки", не то из ларька "Пиво-воды" решили устроить пирушку и пригласили в качестве почетного гостя Стрельцова. Футбольная звезда должна была заменить за столом традиционного свадебного генерала. И хотя никто из приглашенных не был знаком Стрельцову, он принял приглашение, выпил, поскандалил и закончил вечер в милиции".
..............................................
- Даже не верится, что он был таким слабым...

- Валентин Иванов однажды очень точно сказал про него: "Эдуард самый сильный среди нас всех. На поле. Но в обычной жизни нет никого слабее, чем Стрельцов..."

-Однажды Эдик пропал дня на три. Найти его никто не мог, а надо было срочно улетать в Сочи, на какой-то матч. В последний момент Эдика все же разыскали и сразу погрузили в самолет. Едва этот самолет оторвался от земли, Софья Фроловна вытащила из моей сумочки ключи и велела убираться из их с Эдиком квартиры. Никогда не забуду, как складывала книжки, вещи, какие-то мелочи. Как уходила оттуда второй раз, с огромным животом... Уже на улице вспомнила, что забыла золотое колечко и швейцарские часики - подарки Эдуарда. Скорее наверх. Позвонила в дверь. Софья Фроловна приоткрыла, не снимая цепочки. Так через щель и говорила со мной. Потом сходила в комнату и вернула мне часики. Колечко не принесла: "Это, - говорит, - мой подарок, я тебе на свадьбу его подарила. А теперь не отдам!" Я даже не плакала тогда. Я была как каменная.

- Когда Эдика посадили, вы не виделись с его матерью?

- Нет. До чего же я теперь жалею, что не поддержала ее тогда в огромном материнском горе. А мы ведь обе так нуждались друг в друге, но я была слишком молода, чтобы это понять. Наверняка она бы меня приняла. Может, тогда все сложилось бы по-другому... Если бы вы знали, как над Софьей Фроловной издевались, пока Эдик был в тюрьме. Соседка однажды рассказала, что в квартиру к ней подселили какого-то пьяницу. Он жил в комнате Эдика и постоянно пил, случалось, не открывал ей входную дверь, свекровь колотилась в нее часами...

Самое удивительное, что, будь Софья Фроловна сейчас жива, я бы все ей простила. Я бы обняла ее, поцеловала, я бы только спросила: "Что же ты наделала, седая голова?! Своими руками нашу жизнь поломала!"

- Вы так и не помирились?

- Последний раз я видела ее на похоронах сына. Это была оцепеневшая от горя женщина. Она даже не узнала меня. Все смотрела на Эдика. Нет, это был не Эдик, какой-то другой человек, такой несчастный, даже в гробу... Судьба так вознесла и так швырнула его. Лучше бы он всю жизнь простоял за станком!
.......................................................................
"23-24 июля 1958 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда рассмотрела в закрытом судебном заседании дело по обвинению Стрельцова Эдуарда Анатолиевича по ст. ст. 74 ч. II, 143 ч. I УК РСФСР и по ч. I Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1949 г. "Об усилении уголовной ответственности за изнасилование". Установлено: "Стрельцов, будучи в нетрезвом состоянии в ночь с 25 на 26 мая 1958 г. на даче гр. Караханова на ст. Правда Мытищинского р-на, Московской области, изнасиловал гр. Лебедеву, при этом избил ее, причинив легкие телесные повреждения с расстройством здоровья".
.......................................................................
- Вы верите, что Стрельцов действительно избил и изнасиловал ту девицу, которая написала на него заявление?

- Не знаю я, что там случилось. И не выясняла никогда. Но к нему ведь женщины всю жизнь сами липли. Наверное, он решил, что та девчонка просто кокетничала... Но вот избить женщину... Нет, в это не верится... Я и следователю пыталась это доказать.

- До чего же сильно вы его любили...

- Я и сейчас его люблю. Только его и люблю... Может, оттого и глаза у меня счастливые.

- Вы уже развелись к тому моменту, когда его посадили?

- Нет, конечно. Миле было всего два месяца, когда это произошло. Я обо всем узнала по телефону, позвонил кто-то из знакомых. Самое интересное, что я тогда ничего не почувствовала. Хотелось только поскорей отгородиться от всей этой гадости. В конце концов, из той семьи меня выгнали, я была им не нужна... Но потом подруга Эллочка все-таки уговорила меня поехать к Эдику в Бутырку. И я поехала, с Милкой на руках. Но передачу у меня не взяли. И к нему не пустили.

- Он писал вам из тюрьмы?

- За два года - ни строчки. Я была уверена, что мы никогда больше не увидимся. Но однажды приехали его друзья и сфотографировали меня вместе с дочкой. Он попросил...

Я понимала, он боялся мне писать. И решила написать первая. Причем открыто спросила, что он собирается делать, когда выйдет на свободу. Я ожидала всего чего угодно: извинений, глубочайшего раскаяния, предложения начать все сначала... А он написал что-то совершенно бессмысленное. По сути - "не знаю". В тот момент внутри у меня все оборвалось. Я его возненавидела. А когда узнала, что его собираются выпускать досрочно - тут же подала на развод. Его согласия не требовалось.
Знаете, когда я развелась с Эдиком, милиционер хотел порвать свидетельство о браке, как полагается, но увидел фамилию Стрельцова и не смог.

- Вас не обвиняли в предательстве? Со стороны, думаю, это так и выглядело: жена бросает мужа, пока он в тюрьме...

- Вслух нет. Все интеллигентно молчали, стиснув зубы. А в душе, конечно, обвиняли, я это чувствовала. Болельщики считали, что я всю жизнь должна была ждать такого парня со слезами на глазах... Его и начальники торпедовские боготворили. В нашей стране всегда любили страдальцев. Трагедия и правда сделала из Стрельцова героя-мученика.

- Вы, наверное, возненавидели футбол?

- Не сам футбол, а то, что с ним связано... Я до того любила Эдика, что даже о тактике игры с удовольствием могла бы слушать. Хоть часами. Лишь бы по трезвости...

- Насколько я знаю, после его освобождения вы встретились абсолютно случайно?

- Это правда. Мы с Милкой отправились покупать ей школьную форму в магазин "Машенька" на Смоленке. Выходим из метро, смотрим - Эдик. Пошатывается, улыбается... Вид такой, будто его только что откуда-то выгнали... Он кинулся к нам, обнял и тоже пошел в "Машеньку". Что он там устроил - это кошмар! Кричал, совал деньги продавцам, требовал самую лучшую форму... Потом решил проводить нас домой и таким образом узнал, где мы живем. Телефонов тогда не было, и он старательно запоминал номер дома, этаж, квартиру...

С тех пор начался наш второй безумный роман. Он опять был в меня влюблен. И хотя я знала, что он женат, это не имело никакого значения. Мы встречались, ходили в рестораны, сидели и смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Мы так и не объяснились. Как будто ничего и не было...

А вскоре мы с Эдиком расстались навсегда. Сколько раз потом проходили мимо друг друга, но даже не здоровались. Вернее, я не здоровалась. Не могла. Было слишком больно. Внутри все сжималось от мысли, что вот идет ОН, мой самый родной, самый любимый человек! А я даже не могу к нему прикоснуться?!
- А он что же - тоже не мог к вам подойти?

- Я всегда отворачивалась, и он меня не видел. Но, знаете, был один случай, жутко неприятный, когда он все-таки меня увидел. Однажды мой начальник (я на ЗИЛе работала) отправил меня на машине документы какие-то отвезти. Я как чувствовала - лучше бы поехала на метро... Но начальник настоял, дело было срочное. И вот на обратном пути, почти у самого завода, водитель вдруг на светофоре остановился. Смотрю, по пешеходному переходу прямо нам навстречу Эдик мой идет, в клетчатой рубашечке. Видит меня - и застывает. Боже, что стало с его лицом, когда он увидел мужчину рядом со мной, в машине... Представляю, что ему обо мне в футбольном мире наговорили...

- Эдуард изменился после тюрьмы?

- Он изо всех сил старался делать вид, что нет. Все так же смеялся. Даже его рот остался таким же, красивым, мягким... Но однажды он все-таки не выдержал. Я так хорошо помню тот момент. Было очень темно. Мы стояли, обнявшись, под каким-то деревом. Вдруг Эдик взял меня за плечи и спросил: "Был у тебя кто-нибудь?" - я видела, каких усилий ему стоило это произнести. Но я ничего не хотела скрывать: "А как ты думал. Конечно, появился у меня человек. И он однажды сказал мне: "Не хочу всю жизнь смотреть на ребенка Стрельцова!" Эдик даже не заплакал - как будто захрипел! Схватил меня, обнял, сцепил руки с такой силой, что нечем стало дышать: "Бедная ты моя... Давай все ломать, давай начинать сначала!"

Но я знала: у него уже другая семья и он ее не бросит... Наверно, мне просто не дано было им обладать. Он уходит от меня даже во сне. Какое счастье, что он уходит. Иначе я бы просто не выдержала. Я бы умерла...

- Почему вы расстались второй раз?

- В тот день я поджидала Эдика у стадиона после игры. Вдруг рядом со мной на огромной скорости тормозит зеленая "Волга", Эдик прямо на ходу хватает меня и втаскивает внутрь. (Футболисты таким образом от болельщиков скрывались.) За рулем был Валя Иванов, он повез нас к себе на дачу.
Тогда, у Иванова, вполне нормально посидели, выпили. Только отчего-то мне сделалось не по себе. Жутко хотелось домой, но было слишком далеко. Пришлось ночевать... Лучше бы я уехала, пешком ушла...

Утром я увидела Эдика на улице. Он был совершенно пьян, гонял по лужам этот свой чертов мяч, падал в грязь и смеялся. Мне стало до того гадко, что захотелось исчезнуть и никогда больше не видеть Эдуарда Стрельцова.

Я быстро оделась, собралась, ни с кем не попрощалась. Валя Иванов отвез меня на станцию. Я поняла, что все кончено. Все бесполезно.

Домой я поехала одна. Эдик и не пытался меня провожать...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.